Рус. Укр.
 

Ольга Богомолец о медицинской реформе: «Последствия мы почувствуем только после выборов»

640x427

Подаем интервью с Ольгой Вадимовной в объеме, опубликованном на сайте издания.

— Поскольку Вас называют главным критиком реформы украинской медицины, первый вопрос будет о том, что собственно Вас лично не устраивает в формате реформы, которую предлагает минздрав?

— Я сразу хочу заметить, что буду говорить не за весь комитет, а только о своей личной позиции. Итак, по моему убеждению, настоящая реформа, которая должна состояться в Украине, — это переход к медицинскому страхованию. Почему без медстрахования мы не вырулим? — Главная причина — это нехватка денег и у государства, и у людей. Она вознила в связи с тем, что мы отошли от советской модели экономики, где доходы всех государственных шли в бюджет и, соответственно, граждане могли себе ни в чем не отказывать. Украина перешла на капиталистическую модель экономики. Прибыли начали выводиться в оффшоры, а бюджет получает только налоги с прибыли. Именно поэтому, когда люди говорят, что в системе здравоохранения хватает денег — это миф. Потому что их не хватает катастрофически. В системе, по оценкам экспертов, 80 млрд грн. Часть из них — это теневой оборот, где люди самостоятельно добавляют средства, покупая лекарства и благодаря врачей. Если мы выведем эти средства из тени, что собственно и предлагает минздрав (и это хорошо), то у нас эта сумма возрастет недостаточно, чтобы покрыть потребности. А не хватает нам примерно средств в 2-3 раза больше (80 — 160 млрд. гривен).

— Откуда мы можем взять сейчас такие деньги?

— Дополнительные средства мы сможем постепенно получить через обязательное медицинское страхование. Адекватная модель медицинского страхования для развивающихся стран, — это государственно-частное. Сейчас ситуация в стране такова, что у нас есть куда обратиться, если у тебя есть деньги. Проблема в том, что денег у людей нет. Дополнительные деньги могут зайти в систему от работодателей, предпринимателей и тому подобное. А в случае с пенсионерами или малообеспеченными гражданами, эти расходы должно компенсировать государство. Платить должны только те, кто способен это сделать. Таким образом сейчас работает обязательное медицинское страхование в Молдове. Я хочу, чтобы в системе был баланс между богатыми и бедными. Система обязательного медицинского страхования должна работать на основе перераспределения средств между богатыми и бедными. А в модели легализации обязательной сооплаты, которую сейчас предлагает Министерство здравоохранения, этого нет.

Ольга Богомолець: У законопроекті про медичну реформу стоїть дата виконання - 2020 рік: наслідки ми відчуємо лише після виборів 02

— Получается, что здесь гарантированный пакет услуг покроет далеко не все?

— Покрывает согласно видению Минздраву — экстренную помощь, семейные пособия и паллиатив. Все остальные на сооплаты. Обмануть здесь людей мы не имеем права. Мы сейчас должны честно сказать: вот здесь нам хватает средств, а здесь — нет. Нам необходимы экономические расчеты для гарантированного пакета услуг. Это Кабмин должен был сделать до мая, но ничего этого пока нет. Сейчас законопроект, который был проголосован в Раде, не содержит слов о медицинском страховании вообще, и при этом он называется реформой. Он предлагает обязательную сооплату. Для пенсионеров, для инвалидов, для малообеспеченных и для любого. И в этом моменте возникает колоссальная социальная несправедливость. Государство предлагает дать им субсидию? Но я напомню, что в системе субсидий и без того не хватает денег. Предложенная минздравом система будет эффективно работать в олигархической стране тогда, когда будет увеличиваться бюджет, будет увеличиваться манипулятивность определенными категориями граждан. Мы вам дали субсидии — голосуйте за нас. Будьте нам благодарны.

— А как вы оцениваете создание Национального агентства здоровья, которое, собственно, призвано урегулировать все вопросы, связанные с реформой?

— Этот орган должен единолично забрать все средства, которые ранее были децентрализованные. Создается монополист с безграничными коррупционными возможностями централизовать доступ к новому манипулятивному бюджету. «Агентство» единолично определяет тарифы, коэффициенты и определяет, кому оно платит. И в данном случае принцип «деньги следуют за пациентом» очень размыт. Ведь кто-то в «агентстве» определит поставщика услуг и будет выбирать пути для развития регионов. И оно же, это «агентство», контролирует качество выполнения услуг. И производит оплату. Ну… где находятся наши антикоррупционеры, я не знаю… Для человека, который понимает, как работают такие системы, все абсолютно понятно… Те депутаты, которые нажали кнопки в зале, голосуя за медицинский закон, они хотя бы прочитали, за что они голосуют. В законе есть столько двойных смыслов и двойных чтений, выкрутить из него можно все что угодно. Не говоря о том, что непонятно, какую сооплату должны платить психически больные и как будут финансироваться по сооплате морги.

— Как вы оцениваете введение международных протоколов лечения? Они якобы также призваны урегулировать работу врачей?

— А где эти протоколы? Вы их видели? Сколько из них уже переведены на украинский язык? Врач, который будет ими пользоваться, должен безупречно владеть английским, иметь постоянный доступ к интернету, и возникает вопрос — на что может опираться прокурор при попытке доказать наличие врачебной ошибки.

Ольга Богомолець: У законопроекті про медичну реформу стоїть дата виконання - 2020 рік: наслідки ми відчуємо лише після виборів 03

— Вас называют врагом реформ, утверждают. что вы саботируете реформу. В соцсетях разгоняют флешмобы против вас. А у вас не возникало желания выйти с инициативой об отставке самой Супрун?

— Я хочу сказать о конфликте, который сейчас развивает минздрав. У комитета есть много вопросов относительно эффективности работы МОЗ, в том числе эффективности международных закупок. Для меня эти закупки — инструмент борьбы с коррупцией и способ своевременного обеспечения пациентов лекарствами. Деньги из страны за последние закупки выведены в ноябре 2016 года. 4 миллиарда гривен. На сегодняшний день в регионы поставка осуществлена на 17%. Министерство отказалось предоставить договоры о закупках со сроками поставок и хранения лекарств. И это напряжение в отношениях имеет свою историю. Почему я не отвечаю сознательно на этот конфликт? Сейчас происходит попытка очень сильно разогреть и накачать общество. Тот, кто встанет на сторону Богомолец, станет врагом. Реформа — очень болезненный вопрос, поэтому я стараюсь выйти на диалог. Но он не происходит. У нас есть альтернативный законопроект №4456, который в течение года блокировался министерством. И именно с того момента мы пошли разными путями. Я лично не буду поднимать вопрос отставки Супрун. Я считаю, что оно не актуально. Я не борюсь против нее лично, и я готова с ней сотрудничать. И любой, кто находится на должности министра и готов сотрудничать с комитетом, и тот, кто готов создать социально справедливую систему здравоохранения, меня устроит.

— Давайте вспомним о том, как сложно был проголосован в зале ВР законопроект о медицинской реформе. Были ли за него реальные голоса — неизвестно. Голосовали карточки депутатов, которых якобы вообще не было на месте, и господин Парубий закрыл на это глаза. Будете ли вы ставить вопрос о переголосовании?

— Голосов там не было. Я уверена, что переголосовывать этот вопрос никто не будет, потому что нужно было продавить этот законопроект и его продавили, потому что была политическая целесообразность. Я была за то, чтобы отправить его на доработку и уменьшить количество рисков для людей.

— Объясните, пожалуйста, почему к голосованию законы, предложенные минздравом, рассматривались в комитете здравоохранения, а теперь они вдруг оказались в комитете соцполитики?

— Наоборот! Сначала закон был в комитете соцполитики! Именно поэтому законопроект докладывала госпожа Денисова, председатель соответствующего комитета. И соответственно, все обвинения в прессе, что комитет по вопросам здравоохранения блокирует рассмотрение — это была очередная ложь и манипуляция.

— А это вообще нормально, когда реформа медицины не рассматривается в профильном комитете?

— Нет, это не нормально. И я об этом неоднократно заявляла.

— А почему обезглавленное ведомство, почему Супрун еще не министр?

— За нее нет голосов в зале.

— Удивляет ваше очень лояльное и спокойное к ней отношение, учитывая воинственность министерства по отношению к вам.

— Я строю страну. И у меня на этом пути есть спутники, есть единомышленники, есть оппоненты. Но как только я буду какие-то личные вещи переносить в работу, я не смогу работать. Я не борюсь против Ульяны. Я борюсь за Украину.

Ольга Богомолець: У законопроекті про медичну реформу стоїть дата виконання - 2020 рік: наслідки ми відчуємо лише після виборів 04

— Что вы делаете для того, чтобы правки, которые предлагает комитет, все же появились в законопроекте, который уже был проголосован в первом чтении?

— Обратите внимание: после Денисовой этот законопроект передали в наш комитет. И сказали: «Пожалуйста, вот вам «Запорожец», если вы будете способны, сделайте из него»Мерседес». Теперь будем делать!

— Даже так? И вы будете вносить в него изменения, которые комитет предлагал с самого начала?

— Позвольте мне не отвечать и сохранить интригу. Мы будем бороться не за закон. Мы будем бороться за цель. Сделать реформу системы здравоохранения и установить социальную справедливость.

— Госпожа Супрун недавно сказала, что украинская медицина — это «дно» и хуже уже не будет. А вы как думаете: двойное дно здесь есть?

— Если принять некачественный закон — он сделает еще хуже того, что есть. Сделает медицинскую помощь недоступной, приведет к сокращению больниц и врачей, создание больших очередей для людей, которые месяцами будут вынуждены ждать, чтобы получить необходимые обследования или помощь.

Я сразу отмечу, что в законопроекте МЗ стоит дата исполнения — 2020. То есть после выборов и президентских, и парламентских. И все последствия будут после них … Понимаете? ..

Источник: https://censor.net.ua/r445012

Теги: , , , , ,

Украинское медицинское сообщество © 2016